Моя лучшая молодая бабушка

бабушка, внук, внучка

При упоминании слова «бабушка» у большинства людей в голове всплывают картины старой женщины со спицами в руках. Моя же бабушка всегда отличалась от других. Когда я появился на свет, ей не было еще и сорока, а со своей дочерью, моей мамой, они были словно сестры. Маму я свою не помнил совсем, и бабушка мне полностью заменила ее, благо моложавость позволяла это сделать без каких-либо проблем. Моя мама умерла от серьезного онкологического заболевания, которое начало у нее развиваться сразу после родов. Отец после ее смерти решил, что не сможет прокормить семью, то есть меня и себя. Я не виню его в этом.

Так я остался один. Хотя, почему один? С бабушкой! Она всегда ласково называла меня Мишаней или Мишкой. Меня всегда умиляло сходство моего имени с названием животного. Бабушку же звали Виталина Сергеевна. Нет, ее звали так не потому, что она старая, а потому что так положено, она ведь учитель истории. Ее студенты свободно разговаривали с ней на различные темы, они могли позвонить ей в любое время, чтобы обсудить текущие учебные проблемы. Я немного ревновал к этим звонкам, потому считал, что бабушка — моя, значит, она должна уделять внимание мне.

Сначала я не понимал, что это эгоизм. Я считал, что так я проявляю любовь к своей бабушке, так я говорю ей слова заботы и любви. Однажды бабушка, по совету своих студентов, записалась на курсы скалолазания. Именно с этого и начались наши проблемы.

Мне тогда было десять лет, и я требовал все внимание мира. Бабушка же хотела жить полной жизнью, и в некоторых частях этой жизни не было места мне, к тому же этот круг серьезно расширился благодаря курсам. После первого занятия бабушка рассказала, что ей очень понравился тренер. Оказалось, что они ровесники и проживали на соседних улицах. Несмотря на то, что занятие проходило один час, вернулась она тогда только спустя четыре часа. Я даже не доел свои любимые голубцы, ушел в свою комнату и включил музыку погромче. Бабушка тактично постучала в дверь, но я что-то крикнул ей, и она не осмелилась войти. Это была наша первая крупная ссора.

Постепенно ссоры к нам зачастили. Они всегда возникали в дни ее занятий скалолазанием. Она всегда возвращалась после них счастливая и веселая. Даже со мной она давно не была такой. Я видел незнакомые нотки счастья на ее лице, отчего мне становилось грустно. Однажды бабушка сказала: «А давай поедем на занятия вместе». Я обрадовался, ведь это была отличная возможность разрушить их дружбу с тренером. А я всерьез считал его главным своим врагом.

Тренер, Евгений Александрович, оказался приятным мужчиной, бывшим военным, подтянутым и поджарым. Он смотрелся лучше, чем отцы многих моих друзей! Меня разозлило это еще больше. При встрече бабушка подошла к нему, а он нежно обнял ее за талию. «Мы давно хотели сказать тебе...», — начала бабушка, но быстро осеклась, потому что я рванулся с места быстрее ветра. Я бежал долго по спортивному центру, ища в нем выход. Я нашел уголок, куда забился и заплакал.

Услышав приближающиеся шаги, я поднял голову. Это был Евгений Александрович. Он подошел и присел так, что его голова оказалась на одном уровне с моей. «Ты любишь свою бабушку?» — внезапно спросил он. Не дожидаясь ответа, он продолжил: «Ты не можешь всю жизнь повелевать своей бабушкой. Она молода и хочет быть счастлива. У нее должна быть своя жизнь, но твоя от этого не станет хуже. Ты уверен, что знаешь ее хорошо? Ты знаешь, что для нее лучше?»

Я внезапно поднял глаза. В моем взгляде читалось замешательство. А ведь действительно, я знал только то, что лучше для меня. Бабушка знала меня идеально, а вот знал ли я ее так же? «Я хотел попросить у тебя разрешения встречаться с твоей бабушкой, ведь ты уже большой и серьезный мужчина, и можешь дать мне некоторые дельные советы», — тут Евгений Александрович загадочно улыбнулся. Мне очень понравилось такое обращение ко мне, как к взрослому. Со мной никто так не говорил, тем более никто никогда не спрашивал моего разрешения. Я стал рассказывать ему про любимый бабушкой торт «Смуглянка», про короткометражные фильмы творческих людей, про теплый и уютный свитер. Он слушал меня так внимательно, словно каждое мое слово было чрезвычайно важным. В следующее воскресенье он пришел к нам в гости. В руках его были новые теплые варежки, «Смуглянка» и диск с новыми короткометражками, получившими призы на Каннском фестивале.

Прошло девять лет, и сейчас мне уже 19. Евгений Александрович давно стал для меня дядей Женей. Я благодарен ему за то, что он смог сделать самого дорогого для меня человека счастливым. Бабушка же за эти годы еще несколько помолодела, находясь в объятиях любимого человека.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.